Жизнь в эпоху кризиса (3 часть)

кризис, экономика, бизнес

Что ж, я думаю, время напомнить историю экономической мысли, чтобы понять, насколько теория и практика экономики оторвались от опыта прошлых периодов и какие пути выхода из ситуации могут быть применены сейчас. Научной дисциплиной экономика стала благодаря Адаму Смиту, который еще в 1776 году сделал веру в рыночную экономику базовым постулатом. Эту веру несколько поколебала Большая Депрессия, что заставило многих практиков внимательней взглянуть на теории Джона Кейнса, собранные в важнейшей работе его жизни – «Общая теория занятости, процента и денег». Ученый, который называл свои взгляды консервативными, стремился исправить капитализм и пропагандировал контроль за финансовыми рынками и активное вмешательство государства в борьбу с безработицей, вплоть до включения денежного печатного станка. Однако смелые утверждения Джона Кейнса относительно того, что рыночная экономика не может работать без присмотра, была раскритикована неоклассиками во главе с Милтоном Фридманом. Его контрнаступление началось с появления экономической парадигмы, которая в дальнейшем будет именоваться монетаризмом.

Сторонники этого течения были уверены, что для предупреждения экономических спадов достаточно незначительного вмешательства государства в деятельность Центробанков. А вот последние и должны отвечать за стабильный рост общей денежной массы – то есть за средства в обращении и на депозитах. Впоследствии кейнсианскую модель развития экономики сменила теория про эффективный рынок – согласно ей финансовые рынки, имея достаточную информацию, всегда устанавливают справедливую цену активов. Некоторые экономисты даже пополнили ряды последователей Йозефа Шумпетера, для которого экономический спад был составляющей процесса приспособления экономики к изменениям. А в 70-х годах прошлого столетия воцарилась гипотеза американца Юджина Фама, который абсолютно серьезно настаивал на том, что живет в лучшем из финансово-экономических миров. При этом понятия «разбухание цен», «нерациональные инвестиции», «разрушительные спекуляции» почти исчезли. Мировая экономика, если употреблять терминологию Джона Кейнса, стала мировым «казино».

Но ведь был биржевой крах в 1973-1974 годах, когда акции ведущих компаний потеряли 47% своей стоимости, или странное падение на 22% в течение суток индекса Доу-Джонса (1987 год)? Однако подобные факты, которых было достаточно, не вызвали никаких сомнений относительно теории рационального рынка, которая принесла ее создателям награды мирового уровня. К сожалению, вслед за теоретиками изящной модели экономического развития в нее поверили и практики, в том числе давнишний приверженец финансового дерегулирования Алан Гринспен, возглавлявший в то время ФРС. Он был глух к призывам неокейнсианцев ограничить ломбардное кредитование и обратить внимание на длительное «разбухание» цен на рынке недвижимости, при этом не только в США, но и в развивающихся странах. И хотя имели место слабые попытки американских риск-менеджеров обратить внимание правительства на потенциально высокие уровни рисков, власти США позволили целой стране стать государством должников.

Дальнейшие события, от которых господин Гринспен ужаснулся осенью 2008 года, привели не только до масштабных кризисных процессов, но и до мучительных изменений реальной жизни людей – растущей безработицы и большому падению уровня жизни практически всех слоев общества. А еще – к пониманию того, что, опираясь на постулаты монетаризма, сформировать эффективную антикризисную политику нельзя. Да и предприниматели без проблем не остались. Бизнес столкнулся с тем, что увольнение сотрудников – это лишь первый шаг. После этого надо сделать так, чтобы оставшийся персонал работал более продуктивно. Организовать их работу проще, если использовать, к примеру, SaaS решение от Mirobase, которое позволяет контролировать эффективность труда как всего трудового коллектива, так и каждого работника в отдельности. Более подробно об этом вы сможете почитать на сайте mirobase.com.

Масштабность текущего кризиса наглядно показала угрозы для финансовой стабильности и сокрушительно опровергла теорию о том, что экономические рецессии – наилучшая реакция на изменения технического прогресса. Теперь, по мнению многих ученых, наши взгляды должны быть возвращены в сторону моделей развития Джона Кейнса, а современных макроэкономистов, как с юмором подчеркнул Брэдфорд Делонг (профессор экономики Калифорнийского Университета), стоит собрать вместе и отправить на год в учебный лагерь с историками денежно-кредитных отношений в качестве сержантов-инструкторов. Иначе из кризиса выйти не получиться.

Все права защищены! Копирование материалов Блога без согласия автора запрещено!